Что нового

Зоозащита: от истоков к современности

Royal Spaniel Оффлайн

Royal Spaniel

Модератор
Команда форума
Регистрация
28 Май 2013
Сообщения
11,003
Оценка реакций
2,705
Местоположение
г. Минск
Сайт
royalspaniel.ru
Имя
Тамара
Зоозащита: от истоков к современности

http://petsby.com/news.php?id=927

Флуд (свободная болталка)


Не так давно шотландская компания Rockstar North, разработчик популярной видеоигры GTA, анонсировала обновлённую версию своего продукта. В числе прочих изменений в игру были добавлены новые персонажи — животные, как сельскохозяйственные, так и домашние. Это сообщение обратило на компьютерную фирму пристальное внимание обществ по защите животных. Зоозащитники заранее пригрозили авторам GTA засыпать их судебными исками, если в игре появится возможность причинения вреда виртуальной фауне. Парадокс заключается в том, что упомянутая игра по своей сути является «стрелялкой», где убийства людей составляют основу сюжета. Удивительно, но факт: в современном мире о благополучии животных порой волнуются больше, чем о благополучии людей.

«Мы с тобой одной крови»?
Человек приручил собаку 40 тысячелетий назад, кошку — немногим позже, и многие века взаимоотношения человека и его четвероногих друзей представляли собой саморегулирующуюся систему, которую вряд ли можно было назвать дружбой. Собаки сторожили дом и помогали человеку на охоте, кошки охраняли дома и амбары от мышей, взамен получая от человека пищу и кров. Из школьных уроков истории все мы помним о древних египтянах, возведших кошку в разряд культового животного, или последователей зороастризма, для которых собака была (и остаётся поныне) священной. Представителей этих двух культур вполне уместно назвать предтечами современных зоозащитных сообществ, хотя в те времена «божественный» статус не освобождал собак и кошек от исполнения ими своих непосредственных обязанностей.

Флуд (свободная болталка)


Ещё раньше, в первобытные времена, человек не отделял себя от животного мира: на равных он вступал в конкуренцию за еду, убивал, чтобы добыть пропитание, не испытывая к жертве ни ненависти, ни злобы. Многие первобытные племена верили в своё происхождение от того или иного животного. Эта вера никак не укладывалась в возникшую намного позже теорию Дарвина, но имела с ней одну общую доминанту: понимание единства всего живого на Земле.

По мере взросления человечества антропоцентризм — представление человека о самом себе как о центре мироздания — получал всё большее распространение, и животные в этой системе прочно заняли низшую ступень. Параллельно с этим рождалась другая точка зрения, и во все времена великие мыслители активно её высказывали. К примеру, древний философ и математик Пифагор одним из первых заговорил о том, что животные заслуживают уважения и жестокость к ним недопустима. Такой же точки зрения придерживался и великий итальянский живописец и учёный Леонардо да Винчи, который, как известно, не ел мяса и регулярно покупал птиц, чтобы выпустить их на волю.

Флуд (свободная болталка)


Совершенной противоположностью идее гуманного отношения к животным была механистическая теория Вселенной Декарта, которую он изложил в своём труде «Размышления о первой философии», опубликованном в 1641 году. Декарт утверждал, что человек не может вести своё происхождение из материи, так как обладает сознанием (бессмертной душой). Но все остальные объекты материального мира души не имеют. В том числе животные, которые представляют собой нечто вроде сложных часовых механизмов, созданных Богом: «Они (животные)… машины, автоматы. Они не ощущают ни удовольствия, ни боли и вообще ничего».

Флуд (свободная болталка)


Механистическая теория получила большое распространение в Европе. Подобно маленьким детям, ломающим игрушку, чтобы узнать, как она устроена, и сам Декарт, и его последователи взялись за жестокие эксперименты над животными, подробности которых здесь не стоит приводить. Теория очень быстро вступила в противоречие с практикой. Совершенно невозможно было объяснить, как могут ничего не чувствовать животные, у которых практически точно такие же внутренние органы, как и у человека, их ткани точно так же пронизывают нервные волокна, передающие, как это было уже известно, в том числе и болевые ощущения, и у них даже есть вполне развитый мозг!
Флуд (свободная болталка)



Против механистической теории почти век спустя, как всегда, страстно выступил Вольтер: «Отвечай ты, полагающий, что организм — машина, неужели природа вложила в это животное органы чувств, чтобы оно ничего не ощущало? Неужели оно обладает нервами для того, чтобы быть бесчувственным? Не приписывай природе такое безрассудное противоречие».

Флуд (свободная болталка)


До основ потряс теорию Декарта французский мыслитель Жан-Жак Руссо (1712–1778), который так сформулировал своё отношение к животным:«Я чувствую себя обязанным не причинять вреда другим родственным мне существам; и это в меньшей степени потому, что они разумны, но потому, что они чувствующие существа».



Идеи Руссо развил английский философ Джереми Бентам (1748–1832). Он согласился, что критерием обращения с другими существами должна быть способность испытывать страдания. Если же поставить критерием разумность, то ко многим людям, включая младенцев и некоторых инвалидов, можно было бы относиться как к вещам.

«Взрослая лошадь или собака несравненно более рациональные и общительные существа, чем младенец в возрасте одного дня, одной недели или даже одного месяца. Но предположим даже, что верно обратное. Что это даёт? Вопрос не в том, могут ли они рассуждать или могут ли они говорить, но в том, могут ли они страдать». Д. Бентам

Под совершенно другим углом увидели проблему британский философ Джон Локк (1632–1704), немецкие философы Иммануил Кант (1724–1804) и Артур Шопенгауэр (1788–1860). Они считали, что жестокость по отношению с животными плоха лишь по той причине, что причиняет вред самому человечеству. В 1785 году Кант утверждал, что у людей есть обязательства только перед другими людьми, а «жестокость к животным противоречит обязательству человека перед самим собой, потому что убивает в нём чувство симпатии к чужим страданиям, которое очень полезно в отношениях с другими людьми».

К чести человечества стоит сказать, что, пока учёные спорили о том, могут ли животные чувствовать, люди гораздо более приземлённые осознавали необходимость гуманного отношения к ним. В Ирландии в 1635 году было запрещено выдёргивать шерсть овец и крепить плуг к хвостам лошадей, так как «это причиняет им страдание».

А в 1641 году, в год публикации «Размышлений» Декарта, был принят первый Кодекс о защите сельскохозяйственных животных в Северной Америке. Правда, касался он только маленькой колонии Массачусетского залива и, по сути, представлял собой свод моральных правил, 92-й пункт которого гласил: «Ни один человек не должен практиковать тиранию или жестокость против любой божьей твари, обычно используемой для пользы человека».

http://petsby.com/news.php?id=927
 
Royal Spaniel Оффлайн

Royal Spaniel

Модератор
Команда форума
Регистрация
28 Май 2013
Сообщения
11,003
Оценка реакций
2,705
Местоположение
г. Минск
Сайт
royalspaniel.ru
Имя
Тамара
Зоозащита: от истоков к современности

Продолжение

Коренной перелом

Флуд (свободная болталка)


Примерно два столетия назад в Европе во взаимоотношениях человека и домашних животных произошли значительные изменения. Была наконец создана правовая база, с помощью которой эти отношения можно было регулировать.

Первый законопроект, защищающий животных от жестокого обращения, был внесён в парламент Великобритании в 1821 году. Инициатором выступил полковник Ричард Мартин, который предложил законодательно регламентировать гуманное отношение к лошадям. Предложение Мартина вызвало дружный смех парламентариев, которые предположили, что следующим шагом будет наделение правами ослов, собак и кошек. Весельем, наверное, дело бы и кончилось, если бы не уникальная личность 68-летнего Ричарда, депутата ирландского парламента. За свою жизнь бравый полковник дрался на дуэли более ста раз, он обладал обострённым чувством справедливости, несокрушимой убеждённостью в своей правоте и редчайшим чувством юмора. А ещё он очень любил животных.

На насмешки Мартин отвечал шутками, на возражения — остроумными доводами. Но был не прочь и помахать кулаками: однажды, когда аргументов не хватило, он подрался с одним из лордов в перерыве заседания. Пресса осыпала его ругательствами и карикатурами, его открыто объявляли сумасшедшим, а он упрямо, несмотря ни на что, продавливал свой законопроект. В 1822 году закон «Об обращении с лошадьми и крупным рогатым скотом» получил королевское одобрение и стал первым из известных законов в защиту животных. Вполне справедливо он получил название — закон Мартина. За избиение, плохой уход или жестокое обращение с животным нарушителя ожидал денежный штраф (до 5 фунтов стерлингов) или двухмесячное тюремное заключение.

Никто не верил, что закон будет работать, но ведь они забыли, что имеют дело с Мартином. Тот сам начал патрулировать улицы Лондона и пресекать факты жестокого обращения, препровождая нарушителей в суд.

Флуд (свободная болталка)


Первым в мире человеком, осуждённым по закону Мартина, стал торговец фруктами Билл Бёрнс, пойманный за руку рьяным полковником во время избиения осла. А когда на судебном заседании Человечный Дик, как прозвали зоозащитника, увидел, что заседатели скучают, пересмеиваются и не испытывают к ослу никакой жалости, то поступил, как всегда, эксцентрично. Мартин привёл животное прямо в зал и наглядно показал шокированным слугам закона глубокие раны на его теле. В итоге Бёрнс был признан виновным.

Два года спустя в стране появилось Общество по предотвращению жестокого обращения с животными, в 1840 году ему был присвоен титул «королевского». C 1849 года RSPCA взяло под защиту всех животных, включая домашних кошек и собак; в 1876 году стало курировать лабораторных животных, а с 1900 года — зоопарки и цирки. Именно RSPCA, первая в мире зоозащитная организация, полномочия которой были закреплены на государственном уровне, стала образцом для создания подобных организаций и в других странах.

Едва ли не с самого начала зоозащитной деятельности стало ясно, что дело это непростое. К примеру, в 1903 году в Лондоне действовало два общества помощи потерянным и голодающим кошкам. Одним из них был приют «Кэмден Таун», основанный в 1896 году и пользующийся покровительством самой королевы Англии. Ежедневно до трёх сотен кошек привозили в приют, который не мог обеспечить длительную передержку. Если животное никто не забирал в течение нескольких дней, то его усыпляли. У многих возникал законный вопрос: не гуманнее ли было оставить кошку на улице? С другой стороны, в то время в Лондоне, по приблизительным подсчётам, жили 750 тысяч бездомных кошек. Летом их становилось ещё больше. Уезжая отдыхать, многие владельцы просто отпускали питомцев «в свободное плавание». Френсис Симпсон, известная писательница и любительница кошек, отмечала такой парадоксальный факт: «На время отпуска кошку вполне можно оставить в приюте — такие услуги предоставляло несколько учреждений в Лондоне. Однако этим, как ни странно, чаще пользовались бедные люди, богатые же просто выгоняли кошек на улицу».

Флуд (свободная болталка)


Кроме того, оказалось, что такое очевидно благородное занятие, как зоозащита, может иметь оборотную сторону, затрагивающую жизненно важные интересы людей. Так, в XIX веке в той же Британии новоявленные зоозащитники посчитали жестокостью распространённое тогда использование собак для перевозки тяжестей. Им удалось протащить через парламент закон, который запрещал использование собак в качестве тягловых животных. Парламентариям было невдомёк, что беднякам, которым была не по карману лошадь или даже осёл, отныне придётся впрягаться в тележку самим в буквальном смысле слова. Кроме того, крестьяне и ремесленники не могли позволить себе кормить собаку-«нахлебницу», и десятки тысяч тягловых псов, ставших в одночасье бесполезными, были уничтожены или в лучшем случае выброшены на улицу. Подобные истории случаются и в наши дни.

На самом деле зоозащитное движение сегодня далеко не сводится к регуляции численности кошек и собак в городах. Кроме того, оно насчитывает несколько течений, и борьба между ними идёт нешуточная.

Дорогу осилит идущий

На данный момент существует два основных философских подхода к вопросу о правах животных: утилитарный и правовой. Чтобы не вдаваться в дебри философии, попробуем объяснить различие между ними просто. Утилитаристы считают, что этическую оценку поступку следует давать только по его последствиям (ложь — это плохо, если она причиняет кому-то страдание), правовой же подход оценивает поступок вне зависимости от последствий (ложь — это плохо в принципе).

Большая часть зоозащитных организаций придерживается всё-таки умеренного принципа и ставит во главу угла непричинение животному страдания. То есть не нужен повальный переход к вегетарианству, но необходимо содержать сельскохозяйственных животных в максимально хороших условиях, а их умерщвление должно проходить безболезненно и без психологической травмы (это вполне возможно). Под запрет утилитаристов подпадают тесные загоны для свиней, клетки для кур и уток, отсутствие свободного выгула для коров, овец и коз. Последователи этого течения жёстко выступают против выращивания уток для фуа-гра, которое предполагает насильственное кормление птиц в объёме, в десять раз превышающем норму, что приносит им физическую боль. Они не против легальной охоты, но категорически требуют запретить жестокие её формы: ловлю капканами и расстрел с вышек. Конечно, под запрет подпадают бои быков, петухов, собак, опыты над животными в тех их формах, которые причиняют страдание, и многое другое.

Более радикально настроенные зоозащитники уверены, что у животных есть права, как и у человека. В соответствии с этим они выступают за запрет рассматривать животных как чью-то собственность, запреты на научные эксперименты на них, на использование их в индустрии развлечений, а также на их забой для получения пищи и одежды.

Организации, исповедующие такой подход, настолько активны во всём мире, что возник даже такой термин — экологический терроризм. Экстремисты поджигают фермы и научные лаборатории, преследуют и избивают их сотрудников, обливают красной краской, имитирующей кровь, людей, одетых в шубы или меховые шапки и т.д. Действия радикалов не только противоречат закону, но и часто наносят вред тем, ради кого они предпринимаются. Не так давно экстремальные зоозащитники напали на звероферму в одной из европейских стран. Выпущенные из клеток норки, будучи абсолютно не приспособленными к жизни на воле, большей частью погибли.

Сегодня зоозащитное движение растёт во всём мире, оно представлено множеством организаций, как крупных (Королевское общество, Всемирный фонд защиты животных, Гуманное общество США), так и частных, среди которых наиболее известен Фонд Брижит Бардо. Их деятельность охватывает весь мир, от Африки до Антарктиды, и, подобно скорой помощи, не считаясь с бездорожьем, они спешат туда, где нужно спасать животных. Для них нет разделения фауны на полезную и неполезную, нужную и ненужную — не щадя себя, они спасают всех.

Зоозащитники испытывают на себе огромное давление, ведь зачастую им приходится вмешиваться в сферу человеческих интересов. И если природную жестокость отдельных людей можно победить драконовскими административными мерами, то как победить современное мироустройство, при котором во главу угла ставятся материальные ценности? Как убедить людей расстаться с прибылью тогда, когда этого требуют интересы бессловесных существ или безмолвной природы? Порой зоозащитная деятельность напоминает войну со своей стратегией и тактикой, своими солдатами и полководцами. Как во всяком трудном, почти безнадёжном деле, от лидера зависит многое, если не всё.

Людей, возглавляющих зоозащитные движения со времён Ричарда Мартина, называют фанатиками и сумасшедшими, но их ничто не может остановить, как ничто не может остановить жизнь и время. Ведь каких-то 200 лет назад казалось, что невозможно победить рабство, и тем не менее оно было побеждено: жестокая власть одних живых существ над другими кончилась, и над миром засияла заря человеческого равенства. Медленно, ценой невероятных усилий зоозащитники приближают те времена, когда в этот круг равенства вступят и животные, на одном-единственном и таком понятном основании: они такие же живые, как и мы.

Ада Ланцева, Дмитрий Патрушев
http://petsby.com/news.php?id=927
 
Royal Spaniel Оффлайн

Royal Spaniel

Модератор
Команда форума
Регистрация
28 Май 2013
Сообщения
11,003
Оценка реакций
2,705
Местоположение
г. Минск
Сайт
royalspaniel.ru
Имя
Тамара
Зооцентр " Лармон"

https://www.facebook.com/ZoocentrLarmon/posts/1069951076356521?fref=nf

Три дня назад исполнилось 23 года с тех пор, как я твердо решил связать свою жизнь с собаками. Дул холодный февральский ветер, падал снег, а я, мальчишка, стоял на дрессировочной площадке рядом с замечательным мастером, великим советским дрессировщиком собак Лидией Ивановной Острецовой, и понимал, что никуда отсюда уходить я не хочу... С тех пор собаки, эти замечательные звери, стали моей любовью, работой, судьбой. Нет, я вполне нормальный человек, у меня трое детей, я люблю музыку, автомобили и электронные устройства. Ничто человеческое мне не чуждо. Но всё же так сложилось, что хвостатые и четвероногие - основной объект моего пристального внимания.
И то, что мои чувства к ним искренни и взаимны, наверное, подтверждается теми моими профессиональными успехами и достижениями, которые у всех на виду. Вроде бы, есть чем гордиться... И, что важнее, - есть чем делиться, и делиться пока что хочется больше, чем гордиться. Казалось бы, что ещё нужно для счастья и радости? Но...
С каждым днем, смотря вокруг, все больше и больше убеждаюсь, что то, чем я занимаюсь, в гораздо большей степени нужно мне самому, чем обществу. И при всей своей самодостаточности, могу признаться, что чем больших профессиональных успехов достигаю, чем больше узнаю, тем в большее уныние я погружаюсь. Знаю, что это грешно, но ощущение недоумения уже грозит перерасти в апатию.
Когда-то давно-давно молодой ещё Борис Гребенщиков спел: "Я устал быть послом рок-н-ролла в неритмичной стране". Браво! Метко сказано, в лучших традициях маэстро! А я вот устал рассказывать о психологии собак в обществе, где почти никто по-настоящему не верит не то что в наличие у собак души, но даже не принимает в расчет наличие у них психики, хотя не так давно все мировые ученые наконец пришли к окончательному консенсусу по этому вопросу.
Сейчас многие возмутятся: "Как же так?! Кругом столько замечательных людей, посвящающих жизнь собакам!". Всё это так. И, как вы можете догадаться, я таких людей знаю огромное количество! Но оглянитесь, присмотритесь! Обратите внимание, чем именно восторгаются люди, о чем они заботятся и что их так восхищает.
Не будем ходить далеко за примером. Пролистните туда-сюда ленту новостей соцсети. Что вы видите? Огромное количество постов о собаках!
И самая многочисленная категория: "Помогите! Собачкам нужен дом, собачкам нужна помощь! Спасите собачек, пожалейте собачек!"
С одной стороны, преклоняюсь перед людьми, спасающими собак. Но вы можете уже заготавливать несвежие овощи и другие продукты, чтобы бросать их в меня, но я все же наконец задам несколько вопросов, которые давно у меня назрели.
Вопрос первый. Почему никто из вас не задается вопросом, а откуда у нас такое количество бездомных животных, и что можно сделать, чтобы их стало меньше? Почему вам не приходит в голову, что если бы все, кто берет в дом собаку, знали бы больше реальной (адекватной, а не рекламной!) информации о собаках (о их потребностях, закономерностях поведения, психике, реальных особенностях пород, и т.д.), то значительно меньше было бы людей, которые неосознанно заводят собак, не понимая, на что они идут. Значительно меньше было бы случайно потерявшихся собак. Во много раз меньше было бы собак, от которых хотят избавиться по причине их нежелательного поведения. И наконец, не было бы этого неадекватного страха перед собаками, который, психологи не дадут соврать, основан лишь на том, что людей во все века и времена пугало то, о чем они меньше всего знали.
Второй вопрос. А почему вы так уверены, что все, что нужно собаке - это «будка, миска, луна и в желудке сосиска»? Почему все операции по спасению собаки так "телесно ориентированы": помыть, причесать, сделать, чтоб не померла и накормить? Почему вас возмущает только если кто-то причиняет физическое страдание животному? Почему очень редко зоозащитники задумываются о психологическом комфорте животного, сводя всю заботу к "накормить, и чтоб никто не обижал". А вы уверены, что это все, что нужно собаке для счастья? Вы уверены, что депрессии и неврозы у собак возникают только от голода и от физических угроз?
Вы можете сколько угодно меня упрекать в том, что я неправильно на все смотрю, но, например, я много раз предлагал зоозащитникам и владельцам приютов бесплатную помощь квалифицированных, реально помогающих специалистов по поведению собак. Немногочисленные согласившиеся по достоинству оценили такое сотрудничество. Большинство же не проявляет к подобным предложениям никакого интереса, отмахиваясь, дескать, нам некогда, нам надо всех спасать, поселять в приюты, кормить и пристраивать. А потом перепристраивать. Зато можно чувстовать себя социально значимым героем! То, что еда, или, скажем, ветеринарная помощь - это то, на что стоит тратить деньги, сейчас ни у кого сомнений не вызывает. Это же для ТЕЛА! А то, что для души – выходит,любителям собак не нужно и задаром. Несмотря на то, что очевидно облегчает устройство собаки именно в подходящие руки.
Господа, вы правда верите, что собака - это просто мешок мышц и костей? Вы правда не верите, что она может чувствовать что-то кроме боли и голода? Или вы уверены, что точно знаете, что она чувствует? А много ли вы изучали этот вопрос? А знаете ли вы, что хищники к боли и голоду адапитрованы куда лучше, чем ко многим привычным для нас явлениям, на которые никто не обращает внимания?!
Почему опубликованные посты о несчастных живущих на улице собаках собирают огромное количество обсуждений, лайков и перепостов, а приглашения на семинары о поведении собак или просто статьи о поведении не пользуются и десятой долей такой популярности, независимо от того, сколько они стоят?
Почему никто всерьез не задумывается о профессиональной квалификации людей, работающих в приютах? Почему, если приюту выделяются какие-либо деньги, то они идут на стены и корм, а не на образование и повышение квалификации волонтеров? Скажете, то базовое, а то второстепенное, не до жиру? А вы уверены, что собаке важнее то, в каких условиях она живет, чем то, понимают ли её, и как с ней обращаются? Вы точно уверены в этом?! А попробуйте предложить собаке самой выбрать между более чистым и аккуратным вольером и интересным ей человеком. Спросите у нее хоть раз, какая забота ей нужнее. Если мы утверждаем, что любим их, почему мы решаем за них даже такие вопросы?!
Но идем дальше по новостной ленте. На втором месте по популярности посты с умилительными мордочками, модных и не очень, породистых животных. Какой дизайн больше лайков наберет? Над чьим внешним видом больше будут потешаться?.. И здесь - никакой речи ни о душе, ни о психике, ни даже просто о том, что это живые объекты. Украшения, потешки. Какая уж тут ответственность, какая уж тут любовь! Только мне одному кажется, что все эти "ми-ми-ми" как раз и формируют то отношение к животным, в результате которого в наших лентах так много трагических постов с большим красным "SOS"?! Или это мой извращенный ум подсказывает такие глупости, а на самом деле всё ОК, и любовь к животным и должна выражаться именно в этом?!
Третье место в этом хит-параде занимают фотографии животных начесанных, напомаженных, растопыренных в неестественных позах на фоне довольных собой хендленров, блестящих кубков, медалей и розеток. А если очень повезет, то известный заморский эксперт тоже влезет в кадр. Тогда большое количество «лайков» в комплекте с завистливыми поздравлениями гарантированно! На словах любой владелец этих животных не только не отрицает наличие у них психики, но и считает себя безусловным её знатоком. Только вот на деле это не отражается никак. Вообще никак. И здесь все наше внимание направлено лишь на внешний вид.
Правда, кто ищет, тот всегда найдет. Если отвлечься от новостной ленты и углубиться в дебри форумов, среди бесконечного перемывания костей и обсуждений титулов можно найти дискуссии о поведении собак. Почти все они строятся по одному сценарию. Сначала какой-нибудь новичок пишет о каком-либо проявлении поведения собаки, которое его достало, и терпеть которое больше нет сил. Других причин задаться вопросом о психической деятельности собаки у людей почти не бывает. Только при невыносимых разрушениях, иначе никак. Как правило, этот человек уже обращался к ветеринарным врачам, и ему уже посоветовали отрезать собаке половые органы, уже прописали капли "Кот-баюн" или "Стоп-стресс" с ноотропным препаратом фенибут и валерьянкой, но это почему-то не помогло. Это не помогает почти никому, но должны же советовать что-то врачи, которым в академии говорили, что у животных нет психики, и при этом иногда рассказывали какие-то сомнительные сказки об их невероятных экстрасенсорных способностях. Следующим шагом ветеринары обычно рекомендуют эвтаназию, и до форумов со своими вопросами добираются только те, кого почему-то не устроил такой простой и удобный вариант решения всех проблем. (Я опять сгущаю краски? А зайдите в ближайшую ветклинику и спросите что-нибудь о поведении!) На форуме пара-тройка знатоков журят новичка, что он распустил свою собаку, объясняют ему, что надо показать, кто в доме хозяин, но в то же время, все это поведение - это результат стресса, и собаку надо пожалеть, тогда всё будет хорошо, а такие, как этот новичок, вообще не достойны держать собак. Вот в советское время была поголовная дрессура, и рабочее разведение, и таких проблем не было. Так что Сталина на вас нет, от того и все проблемы! После этой отповеди пристыженный и ещё больше озадаченный новичок больше вопросов, естественно, не задает, а корифеи форума, забыв об очередном недотепе с его смешными проблемами, ещё долго соревнуются в том, кто из них круче, агрессивнее и желчнее.
Наверное, на этом месте у моего читателя уже закончится запас тухлых помидоров, и он упрекнет меня: "А вот вы бы, Дмитрий, меньше бы в Интернетах сидели, может, и не видели бы всё в таком черном свете!"... Ну что же, выйдем на улицу.
Что же мы видим?! Мы видим собак, бездомных и хозяйских. Какие из них счастливее? Затрудняюсь сказать. В глазах бездомышей печаль и спокойная мудрость, от внешнего вида этих псин иногда сжимается сердце. Да, хозяйские внешне выглядят куда лучше. Но большинство из них перевозбуждены, неистово мечутся туда-сюда, тянут поводки, редко способны общаться друг с другом без страха или агрессии. При любом громком звуке полностью теряют голову. Подбирают все, что можно или нельзя, как будто кормят их хуже, чем уличных собак. От хорошей ли все это жизни? Счастье ли заставляет обласканных и окруженных заботой собак постоянно дрожать и куда-то рваться? Из вредности ли они разрушают квартиры своим хозяевам? По глупости ли убегают от них?..
Завернем-ка в магазин зоотоваров. Вот это да! Вот тут видно, насколько люди любят своих животных! Чего тут только нет! Корма на любой вкус! Сухие и не очень, профессиональные и не совсем, диетические и не особо. Целый отдел комбинезончиков, свитерочков, сумочек, украшений! Расчесочки, шампуньчики. Поводки и ошейники. Тысячи наименований! Постойте, но ведь это опять всё для тела! А "для души"-то что-нибудь есть?! Я задавал этот вопрос в зоомагазинах. Некоторые продавцы говорят, что для души - это игрушки. Ну что ж, отчасти я с ними соглашусь. Правда, ни один мне так и не объяснил, в чем различие между десятками различных собачьих забав, кому какие рекомендуются, и как именно они могут воздействовать на поведение, Бог уж с ней с душой. В одном магазине мне, впрочем, был дан оригинальный ответ: "Кликер!". Действительно, среди множества "телесно ориентированных" товаров сиротливо примастился крохотный брелочек с кнопочкой, издающий щелкающий звук. Продавщица даже сказала, что это уникальный и очень модный прибор для дрессировки, решающий абсолютно любые проблемы с собаками. Правда, каким именно образом это происходит, она объяснить не смогла, а потому не стала настаивать на приобретении мною чудодейственного устройства. Ну, и я удержался от проведения неуместного мастер-класса по кликер-тренингу, и утаил, что у меня в кармане в тот момент было три этих самых кликера, разных...
В сфере услуг сухие экономические показатели говорят о том же самом: люди готовы тратиться на триммиг, груминг, хендлинг, фотосессии для собак, поздравления их с днем рождения, лечение совсем уж тяжелых телесных недугов. При этом самыми востребованными и приносящими наибольшую прибыль услугами многие годы остаются кастрация и эвтаназия. Это ли не показатель любви к животным и высокого уровня развития зоокультуры и зооиндустрии?! На воспитание и даже простую дрессировку собак их владельцы тратятся куда менее охотно.
Не судите меня строго за резкость и категоричность. Я уважаю и дрессировщиков, и хендлеров, и ветврачей, и тех, кто работает в приютах. Те, кто так или иначе пересекался со мной в профессиональной сфере, знает, с каким уважением и вниманием я стараюсь относиться ко всем коллегам, клиентам и знакомым. Тон этой статьи нетипичен для меня настолько, что впору усомниться в авторстве. Но, видимо, пришло время и мне воздеть руки в патетическом "Доколе?!".
Все эти мои воззвания пишутся вовсе не для того, чтобы в худших, но незыблемых традициях отечественной кинологии громко воскликнуть: "Как вы до сих пор не поняли, что я здесь один нормальный, а все остальные - говно?! Неужели вам до сих пор не очевидно, что никто ничего о собаках не знает, а я знаю все, а чего я не знаю, того и знать категорически не надобно!". Нет. Упаси Боже! Моя цель совсем другая. Я хочу знать, действительно ли все так безнадежно?! Или это все мои иллюзии? Может, я слишком много работал, и какой-нибудь серотонин в моем мозгу закончился, и я вижу реальность в черном свете? Или наоборот, я один вижу то, чего нет?! Только ли мне одному кажется нелепым так массово и оголтело обожествлять животных и приписывать им всевозможные фантастические качества на словах, а на деле - ни капли не верить в наличие у них психики?! Много ли здесь тех, кто замечает этот жуткий перекос между душой и телом, словом и делом, применительно к животным?! Кому ещё внутренний мир собаки интереснее, чем то, как она выглядит, и то, как ее можно использовать? Есть ли такие, кто отважится отбросить в сторону призму своих представлений о том, чем живет собака, ради попыток объективно изучить этот вопрос? Готов ли кто-нибудь вкладываться в развитие и обеспечение благополучия психики своего животного?
А может быть, нам просто страшно узнать, что они не такие, как мы? Что зверям отношения могут быть важнее комфорта. Что они готовы рисковать собой ради блага своей семьи и стаи. Что они "думают о сексе" не постоянно, как мы, а только дважды в год, и то не все и не всегда. Что пище "на халяву" хищники инстинктивно предпочитают "честно заработанную". Что они, встречаясь друг с другом, смотрят на то, что из себя представляет их товарищ, что он может сделать для стаи, а не на то, какой на нем нацеплен бантик и за сколько он куплен. Что они не могут "мстить" и "вредничать", как бы нам ни хотелось именно таким образом объяснить их поведение. Что они интересуются нами, в особенности нашим поведением и внутренним миром, во много раз больше, чем мы ими. Может, именно от этой научно обоснованной правды мы так старательно прячемся за всеми этими красивыми или жалостливыми картинками?!
©Дмитрий Тарасов, специалист по поведению собак, руководитель школы «Компаньон», заведующий кафедрой Зоопсихологии НОИР.
 
Royal Spaniel Оффлайн

Royal Spaniel

Модератор
Команда форума
Регистрация
28 Май 2013
Сообщения
11,003
Оценка реакций
2,705
Местоположение
г. Минск
Сайт
royalspaniel.ru
Имя
Тамара
Just Dogs
22 января 2018 г.
Почему ветеринарные врачи не любят зоошизу!
Причина № 1 — «Спасти неспасаемое».
Улицы городов — опасное место для кошек и собак. Инфекции, автомобили, живодёры, морозы зимой и жара летом, отсутствие регулярного пропитания — причины, по которым многие бездомные животные оказываются тяжело больными и впоследствии умирают.
Кого-то можно спасти, кого-то — нет. Что-то можно вылечить, что-то — нет.
Но по неизвестной причине для многих зооволонтёров наивысшую степень ценности приобретают максимально изувеченные животные. Чем больше повреждений — тем крепче волонтёр держится за подопечного, вопреки прогнозу врачей и рекомендации к эвтаназии. Десятки здоровых ручных животных в соседнем дворе, которым реально можно помочь изменить жизнь к лучшему — не интересуют зоошизу, а сбитая поездом переломанная во всех местах парализованная собака без половины головы и в коме — будет немедленно спасаться всеми силами.
Принести животное с травмами, несовместимыми с жизнью, или в состоянии, из которого уже невозможно вытянуть, и ждать от врача чуда, не осознавая, что медицина физически и технически на это на сегодняшний день не способна — отличительная черта многих зооволонтёров. При этом, когда животное погибает (потому что не всё возможно вылечить) — виноват врач.
Виноват в том, что не может лечить неизлечимые патологии, видимо.
Причина № 2 — «Порекомендовал эвтаназию — живодёр или неуч».
Многие волонтёры не понимают из чего складывается рекомендация к эвтаназии пациента. Люди думают, что решение об усыплении принимается исходя из личного мнения и личного отношения доктора к ситуации. Исходя из предпочтений.
На самом деле это не так. Медицина — наука сухая, как математика. Эвтаназия — это процедура, у которой есть определённые показания (точно также как пиометра — показание к кастрации или к консервативному лечению).
Показания к эвтаназии — они медицинские, конкретные, общие для всех: невыносимая боль, которую невозможно купировать, невозможность животным самостоятельно поддерживать функции жизнедеятельности, подтвержденный неизлечимый диагноз на поздней стадии заболевания,
низкое качество жизни (на фоне неизлечимого заболевания), которое невозможно повысить.
То есть, рекомендуя эвтаназию, доктор руководствуется протоколом и медицинской этикой, а не «сел, подумал и решил поиграть в Бога».
Волонтёры же зачастую рекомендацию к эвтаназии не воспринимают всерьёз, а воспринимают скорее как вызов: «этот глупый врач-живодёр порекомендовал эвтаназию, но я же лучше знаю, что нужно спасать, буду спасать вопреки и назло, а ещё в интернете напишу, что эта клиника плохая, потому что в ней предложили усыпить».
И иногда, один из тысячи пациентов, которым была рекомендована эвтаназия, действительно побеждает болезнь. Но остальные погибают. А в случаях, когда им отказали в эвтаназии — долго, мучительно и дорого, вместо быстрого, безболезненного и гуманного ухода из жизни.
Причина № 3 — «Форумы и опыт».
Подобрав с улицы определённое количество животных, подлечив их по рекомендациям, полученным в ветеринарной клинике и пристроив после в добрые руки, к некоторым зооволонтёрам приходит ощущение того, что они научились лечить животных самостоятельно, опытные в ветеринарных вопросах, и опыт этот ценнее, чем образование и опыт работы ветеринарного врача.
Обсуждать на форумах назначения животным, комментировать и корректировать их — это может как минимум снизить эффективность лечения, а как максимум навредить здоровью питомцев.
Родив 10 детей и вырастив их женщина не становится педиатром или учителем. Подобрав и вылечив по рекомендациям ветеринарного врача 10 собак волонтёр не становится ветеринарным врачом. У каждого препарата, у каждой процедуры и у каждого диагностического метода есть свои показания и противопоказания, оценить которые способен только лечащий врач животного.
Если Вас интересует «почему врач назначил этот препарат» — спросите врача об этом, точно так же, как если Вас интересует «почему не назначили вот это лекарство, которое, как говорят в интернете, необходимо при симптомах как у моего животного». Спросите! Большинство ветеринарных врачей адекватно воспримут эти вопросы и подробно обоснуют Вам свои назначения, потому что они заинтересованы в выздоровлении Вашего животного и в том, чтобы Вы понимали что и зачем делаете.
Самое обидное, это когда назначение было самовольно изменено или вообще не соблюдалось (назначенный препарат давали в другой дозировке, другое количество дней, давали вместо него другой препарат или не давали ничего вообще), а в отсутствии положительной динамики в состоянии здоровья животного обвиняется врач, то есть врач виноват в том, что рекомендации не работают (рекомендации, которые видоизменили, нарушили или не выполняли вообще).
Очень часто приём опытного волонтёра ветеринарным врачом выглядит так:
З: Доктор, Вы специалист, а я нет, поэтому помогите, расскажите как надо!
Д: Надо вот так.
З: Нет, не правильно, надо по-другому, сейчас я Вам докажу почему…
Причина № 4 — «Куратор, сокуратор, передержка, фин.куратор, попечительский совет».
Когда вокруг одного животного 7 человек и ни один из них не несёт полную ответственность за питомца, не является полноценным хозяином (пусть и временным) — это всегда большая вероятность неуспеха в лечении.
Куратор не может внятно рассказать анамнез жизни животного, потому что не живёт с ним, потому что зверь живет на передержке. Передержка не может адекватно передать анамнез, потому что у неё 100500 подопечных в тесной ограниченной территории и она не может уделить каждому в отдельности много внимания. Без внятного анамнеза невозможно лечить животное. Передержка плохо выполняет назначения ветеринарного врача, потому что не слышала их лично, ведь на приём к доктору животное водил куратор. Или сокуратор, который вообще ничего не знает о животном (активен или нет, набирает вес или теряет, как/сколько/чем ходит в туалет, тошнит ли, хромал ли так как на приёме всегда или это началось только что и т. д.) но привёл его к врачу и хочет услышать точный диагноз.
И чем больше людей вокруг одного животного — тем ниже качество диагностики и лечения. Врачу, заинтересованному в результатах своей работы, очень жаль тратить силы и время на животное, у которого «7 мамок».
Причина № 5 — «Добро чужими руками и за чужой счёт».
Многие волонтёры ожидают от ветеринарных клиник особого отношения к себе и к своим подобранным с улицы подопечным, льгот, скидок или бесплатного обслуживания, не понимая, что ветеринарные клиники — частные предприятия, не получающие финансирования извне и находящиеся на самообеспечении.
Понятия «бесплатное лечение в ветеринарной клинике» не существует вообще, это логическая ошибка, потому что ничего в ветеринарную клинику не попало бесплатно, это всё уже кто-то купил. Соответственно, получая услугу якобы бесплатно, человек получает ее не бесплатно, а за чужой счёт, за счёт того, кто оплатил условия для возможности услугу оказать.
Аренда помещения, оплата жилищно-коммунальных услуг, дорогое медицинское оборудование, обеспечение коммуникации и организации рабочего процесса (администраторы, колл-центр, сайт), обеспечение безопасности и соблюдение санитарных норм (клининг помещения, чтобы животные не заражали друг друга в ветеринарной клинике), образование ветеринарных врачей и постоянное постдипломное повышение квалификации, всё вокруг Вас (каждый коврик, листик, стул, ручка, диван, компьютер, стойка администратора и табличка с надписью «терапевт» прикрученная к двери кабинета) — всё это было куплено, во всё это вложился хозяин клиники и ее персонал.
У ветеринарного врача, как и у любого человека, должны оставаться право выбора и свободная воля — когда и кому помогать. Точно также как и волонтёр не может помочь всем и не помогает всем, а сам решает мимо кого пройти мимо на улице, а мимо кого не пройти, какое объявление в интернете пролистать, а на какое отреагировать — врачи и клиники имеют право самостоятельно выбирать какому волонтеру помочь, а какому нет. И это ничего не говорит ни о человеческих моральных качествах доктора, ни о его профессионализме.
В конце концов, откуда Вам знать не сидит ли у этого врача дома 7 собак, когда-то подброшенных к ветеринарной клинике или сданных на усыпление без показаний, которых он пожалел и содержит за свой счёт, отказывая себе во многом и еле сводя концы с концами?
А может быть прямо сейчас в стационаре этой ветеринарной клиники сидит больная кошка, которую хозяева бросили в клинике, а сотрудники за свой счёт спасают, чтобы потом пристроить в добрые руки? И никто не обязан отчитываться перед вами — почему Вам с бездомным животным не сделали скидку. Не сделали, потому что не должны. Остальное — не Ваше дело, потому что помощь — дело добровольное.
Причина № 6 — «Мы обошли все клиники города, врачи бессильны».
Лечить одно и то же заболевание одного и того же животного сразу в нескольких клиниках у разных врачей — ещё одно излюбленное занятие некоторых зоозащитников.
Результатом такого лечения часто становится объявление в интернете, начинающееся со слов «Мы обошли десять ветеринарных клиник, никто не смог помочь, врачи бессильны».
К выводу о том, что доктор плохой и нужно идти к другому врачу, волонтёры приходят после 1–2 приёмов, не получив диагноза, или узнав о том, что установленный диагноз неверный, или поняв, что лечение не даёт желаемый результат.
На самом деле сложность с установкой диагноза бездомному животному заключается в невозможности узнать анамнез жизни и анамнез заболевания животного. Анамнез — половина диагноза и половина успеха в лечении. Собаки и кошки не умеют разговаривать человеческим языком, они не могут сообщить нам, если их тошнит, голова болит, мышцы тянет, спина ноет и так далее.
Единственный способ для врача узнать об отклонении, которое не видно визуально и нельзя диагностировать с помощью диагностических процедур — это из анамнеза со слов владельца, который заметил, что животное ведёт себя не как обычно.
Но даже зная анамнез не всегда возможно установить диагноз в первый же день, потому что диагнозов гораздо больше, чем симптомов. На одно «кошку тошнит» приходится полсотни возможных диагнозов. Исходя из всех имеющихся данных (осмотра, анамнеза, других симптомов, результатов диагностических процедур) доктор предполагает самый вероятный диагноз и держит в голове другие, дифференциальные диагнозы (которыми тоже может оказаться конкретный недуг). Не всё можно достоверно диагностировать анализами, некоторые диагнозы устанавливаются только методом исключения других предположительных причин.
Соответственно, если Вы сходили к врачу, он установил предварительный диагноз, назначил лечение, а лечение не помогло — это не неудача, а шаг вперёд в диагностике, отрицательный результат — тоже результат, позволяющий из списка дифференциальных диагнозов вычеркнуть один и сузить «круг подозреваемых».
Когда вместо того, чтобы прийти с отрицательным результатом к врачу, волонтёр ищет другого доктора и другую клинику, он делает шаг назад, ведь другой врач диагностический путь начнёт с самого начала, а не с того места, с которого продолжил бы первый специалист.
Причина № 7 — «Долги».
Быть добрым за чужой счёт — легко. Нет ничего героического в том, чтобы вылечить тяжело больное животное за счёт благотворительных сборов материальных средств. Любой человек при желании сможет спасти бездомное животное, если этот благородный порыв будет реализован за чужой счёт. И это не обвинение. На самом деле нет ничего плохого в том, чтобы сделать доброе дело не в одиночку, а всем миром.
Плохо — нагло слепо рассчитывать на чужую помощь и не рассчитывать на себя вообще. То есть, точно также, как нормально — помочь бездомному зверю всем миром, нормально — не получить этой помощи, потому что никто никому ничего не должен.
Ответственность за оплату лечения животного в ветеринарной клинике несёт не мир, а человек, подобравший и принёсший в клинику. И это понимают далеко не все. Некоторые зооволонтёры без каких-либо сомнений подбирают десятки животных (или одного, но из серии «спасти неспасаемое»), лечение которых стоит сотни тысяч рублей, как бы заранее ставя общество перед фактом — «Вы обязаны мне помочь, потому что без Вас я не справлюсь». Естественно большинство адекватных людей понимают, что «это твои проблемы, думать надо было прежде, чем браться» и с каждым годом всё меньше людей ведутся на такой моральный шантаж.
Только крайним остаётся не волонтёр, а ветеринарная клиника, которой просто напросто не возвращают материальный долг. Особенно если «спасти неспасаемое» погибло. Волонтёр со спокойной душой и с мыслью «я дала шанс» уходит, не понимая, что дала его за чужой счёт, за счёт клиники и врачей, которых потом ещё и обвинит в том, что не спасли животное, доставленное в клинику в состоянии, в котором спасти было уже нельзя, но дни реанимации стоили очень дорого.
Причина № 8 — «Вы должны, потому что деньги зарабатываете на волонтёрских животных».
Слова из заголовка — это фраза, которая часто произносится на приёме или как минимум проскальзывает в интонациях. Среди волонтёров распространён миф о том, что якобы лечение бездомных животных «кормит» ветеринарные клиники.
Непонятно как из этого предположения вытекает какой-либо долг от тех, кто оказывает услуги тем, кто ими пользуется, и откуда берётся это хабальное поведение из серии «клиент всегда прав, потому что платит», но в любом случае — процент волонтёрских животных среди всех пациентов среднестатистической ветеринарной клиники очень мал, настолько, что если бы волонтёры перестали приходить вообще — клиника не потеряла бы ровным счётом ничего.
Причина № 9 — «Травля».
Совершенно нормально очень сильно любить животных, очень сильно расстраиваться, когда те болеют, очень сильно радоваться, когда те выздоравливают и очень сильно злиться на тех, кто их обижает.
Однако сознание радикально настроенных зоозащитников, ставящих ценность и комфорт жизни животных выше, чем ценность и комфорт жизни человека, работает по-другому — врач всегда должен и врач всегда виноват.
При возникновении любой из возможных конфликтных и не очень ситуаций (не сделали скидку, порекомендовали животному с показанием к эвтаназии эвтаназию, отказали оказывать ветеринарные услуги в долг, отказались помещать животное с возможным носительством инфекции в стационар, где оно может заразить других пациентов клиники, просто не смогли установить с первого раза диагноз) в зоозащитном сообществе считается абсолютно нормальным начать травлю непонравившегося ветеринарного врача.
Например, можно взять фотографию доктора с сайта клиники, написать фотошопом «Живодёр, убийца», приврать подробностей якобы совершенных человеком зверств, обязательно опубликовать в свободном доступе личные данные врача, если таковые имеются (личный номер телефона, адрес проживания) и начать распространять информацию по интернету. И это только в лучшем случае. Бывает и хуже. Бывает, когда ветеринарным врачам в случае неуспеха лечения животного (не важно, что не всё можно вылечить и не всегда) звонят и угрожают здоровью и жизни. Или звонят их родственникам, в том числе несовершеннолетним детям. Или приходят в клинику с целью нанести физические увечья.
Профессия врача (как гуманной, так и ветеринарной медицины) — одна из самых стрессовых в мире. Каждый день доктора несут ответственность за жизни других, и это непередаваемо тяжёлое психологическое напряжение. Это сказывается на нервной системе и на психическом здоровье, о чём свидетельствует высокое число самоубийств среди врачей и работников здравоохранения.
Добавьте к этому зоошизу, которая не разбирается в медицине, не разбирается в ветеринарии (но уверенна, что разбирается, только почему-то врачом работать не идёт и сама не лечит, а к врачу носит), не осознаёт того, что бездомное животное в тяжелом состоянии без анамнеза — это высокая вероятность неблагоприятного прогноза, и готова отравить жизнь врача за проблемы бездомного животного (не бывшего хозяина, выбросившего зверя на улицу, не человека, который травмировал животное на улице, не болезнь, а врача — человека, который ежедневно отдает все свои силы, чтобы лечить от болезней), и Вы поймёте почему врачи не любят зоошизу.
 
Royal Spaniel Оффлайн

Royal Spaniel

Модератор
Команда форума
Регистрация
28 Май 2013
Сообщения
11,003
Оценка реакций
2,705
Местоположение
г. Минск
Сайт
royalspaniel.ru
Имя
Тамара
Татьяна Сосновик

В ЗАЩИТУ ЗАВОДЧИКОВ СОБАК Как борьба за права животных исказила наш язык
Автор: великий Джон Йетс
(ныне покойный)
«Вы – заводчик!!!!!!!!!!!!» В современном мире это – не просто заявление, а, скорее, обвинение. «Я сказала журналисту новостной телепрограммы, что развожу собак, - рассказала мне недавно приятельница из Далласа. – Он посмотрел на меня так, словно у меня бордель».
Владельцы собак позволили движению за защиту прав животных перекроить наш язык, чтобы выставить все, что мы делаем, в как можно худшем свете. Если мы говорим, что разводим собак, то на нас смотрят, как бы вопрошая: «Что, «фермер»? Плодишь все подряд, без разбору?»
Если мы говорим, что являемся «заводчиками на уровне хобби», то кто-нибудь непременно спросит, как мы осмеливаемся считать живых существ своим хобби. Некоторые из нас пытаются использовать слово «любитель», но и это не спасает.
Самый жалкий ответ на этот вопрос – когда мы зовем себя «ответственными заводчиками». Ответственными – перед кем? Кто определяет, какой заводчик «ответственный», а какой – «безответственный»? Какой-то чиновник? Политик? Кретины из зоозащитных организаций, который считают, что ответственных заводчиков не существует в природе? Эти фанатики-зоозащитники скорее убьют всех животных, чем позволят кому-то их любить. Вообще-то, именно в этом заключается их план…
Если мы говорим, что мы не заводчики, значит, мы чертовы собиратели животных. Нас клеймят, как психически нездоровых, и советуют обратиться к врачу.
Вся часть нашего языка, связанная с владением собаками, замарана риторикой зоозащитного движения.
И самое плохое – что мы это допустили. Мы слишком трусливы и робки для того, чтобы защитить себя. Мы все ищем какие-то размытые эвфемизмы для описания того, что мы делаем, чтобы на нас не нападали.
Однако этим мы сами обеспечили свою гибель.
Зоозащитное движение никуда не денется. Их цель – отнять у нас право владеть животными и разводить их. Группы зоозащитников объявили войну всем видам владения животными, и они не остановятся, пока не победят, или пока мы, наконец, не соберем достаточно смелости, чтобы восстать и побороть их.
Они не отнимали у нас власть. Мы сами дали им власть над собой. Мы отказались от своих убеждений в пользу врага.
Мы просим прощения за то, что мы делаем. Мы пытаемся вяло оправдываться за такие вещи, как усыпление животных в приютах, случайные вязки, собачьи бои и опасные собаки. Мы берем на свои плечи, по меньшей мере, часть ответственности за эти проблемы, хотя на самом деле мы совершенно не виновны в их возникновении.
Абсолютно не виновны!
Меня уже тошнит от того, что владельцы собак бесконечно извиняются и кланяются, и позволяют ставить себя в пассивно-оборонительную позицию.
Довольно! Хватит уже распускать сопли по поводу того, кто мы такие и что делаем.
Позвольте мне высказаться четко, для протокола: я – заводчик собак. Я развожу собак. Я выращиваю щенков. Мне это нравится. Я этим очень горжусь.
Если вам это не нравится, идите лесом. Меня не волнует, что вы думаете обо мне и моем занятии.
Я получаю два-три помета английских сеттеров в год. Я бы хотел, чтобы у меня было больше пометов, но у меня не получается: я разорюсь.
Мои собаки зарабатывают себе на жизнь, как и я. Им нужно работать хорошо, как и мне. Если они работают плохо, я их не оставляю у себя, и уж точно не использую в разведении.
Это охотничьи собаки, и они должны работать в соответствии с очень жестким стандартом качества – лишь тогда они будут достойны оставить после себя потомство. Их работа должна полностью отвечать стандарту чемпионского уровня в жесточайшей конкуренции.
Они – профессиональные спортсмены.
Большинство из этих собак не дотягивает до планки. Из них получаются прекрасные собаки для охотников-любителей и домашние любимцы.
Если я когда-нибудь кастрировал или стерилизовал собаку, это было лишь чисто по медицинским причинам, и так будет впредь. Если собака достаточно хороша, чтобы я ее оставил себе, то она достаточно хороша и для разведения.
Я никогда не продавал щенка по контракту с условием стерилизации или кастрации. В случае рабочих собак, нужно два-три года, чтобы понять, что получилось из собаки. Никто не может оценить весь потенциал или бесталанность маленького щенка. Я надеюсь, что каждый щенок, которого я продаю, вырастет в великолепную собаку, достойную участия в разведении.
Меня совершенно не огорчает (и уж точно не вызывает чувства вины), когда кто-то решит повязать собаку моего разведения, которую я решил продать, когда она была щенком. Это все равно очень хорошая собака, я усердно трудился над своей программой разведения на протяжении 35 лет, чтобы обеспечить сохранение и концентрацию прекрасной генетики в каждой собаке, которую я продаю.
Иногда у меня в помете появляется щенок с серьезным недостатком. Таких щенков я не продаю, хотя многие люди были бы очень счастливы их купить. Я отдаю их бесплатно в хорошие руки. Определение «хороших рук» - мое собственное, поскольку это мой щенок. Я его владелец. Не вы.
Я несу ответственность перед щенком. Не перед вами, не перед какой-то аморфной желеобразной массой под названием «общество». Я считаю, что у меня есть личная ответственность перед каждой собакой, которой я позволил появиться на свет, от рождения и до смерти. Для него всегда найдется место в моем питомнике, если владелец больше не сможет или не захочет его держать.
Вот это – договор, подписанный кровью между щенком и мною. Это – договор, подписанный с новым владельцем, когда мы пожимаем друг другу руки.
Я цинично хохочу, когда кто-то из организаций «Общество гуманизма США» (HSUS) или «Люди за этичное обращение с животными» (PETA) спрашивает, являюсь ли я ответственным заводчиком. HSUS и PETA – два самых подлых, кровожадных и лживых серпентария на земле. Чтобы оценить их моральные устои, придется использовать отрицательные величины. PETA каждый год убивает больше 90% животных, которых она же «спасает», а HSUS поддерживает программы и меры политики, которые приводят к ненужным смертям сотен тысяч животных в год.
Полагаю, я наступил зоошизе на все ее больные мозоли. Так и слышу, как они возмущенно клокочут и негодующе трясут всеми своими подбородками. Вот и отлично.
Вы их тоже слышите? Они утверждают, что я эксплуатирую животных. Они утверждают, что я занимаюсь безжалостной выбраковкой и манипуляциями с генетикой моих собак. Они верещат, что я заставляю бедных эксплуатируемых собачек зарабатывать себе на жизнь, и что они должны работать в соответствии с нереалистичными стандартами. Они говорят, я делаю это ради подпитки своего больного самолюбия. Еще они жалуются, что я продаю собак за деньги и эксплуатирую ради личной выгоды. Ну и еще, конечно, их претензия – что я использую собак для кровавой охоты на невинных диких животных.
Какой же я гад! Ужасно, что у моей мамы вырос такой сын. Ведь она была такой хорошей женщиной.
Ладно, признаю себя виновным по всем пунктам обвинения. И знаете что? Я себя совершенно не чувствую виноватым, ни капельки. Да, я все это делаю. Мне это нравится. Я это обожаю!
Теперь я выскажусь в свою защиту – как заводчика собак.
Так случилось, что я люблю собак. Я люблю быть с ними. Я люблю работать с ними. Я люблю наблюдать, как растет щенок, и раскрывать его потенциал. Для меня огромная честь и счастье – работать с действительно великой собакой в пору ее расцвета. Я люблю делить свой ужин с собаками, люблю бороться с щенками на полу и валяться с ними на диване. Я теряю сон, если собаки болеют, и работаю без продыху, чтобы иметь возможность о них заботиться. Я трачу на собак практически все свои деньги, и еще и в долги влезаю. Когда они стареют и умирают, они разбивают мое сердце. Моих прекрасных воспоминаний хватило бы на дюжину жизней.
А что у зоошизы? Ее идеология. Они смотрятся в зеркало, надуваются, как жирные жабы, и ощущают себя очень праведными, словно Господь персонально назначил их защищать животных от таких, как я.
То, что у них есть – это пустота. Полная стерильность. Мир без жизни и любви.
Ну так и на здоровье.
Моя жизнь наполнена любовью, радостью и красотой, большей частью благодаря моим собакам. Они помогали мне сохранить трезвость ума, когда это было нелегко. Они придавали мне отвагу в те дни, когда мне больше всего хотелось лечь и сдаться. Они давали мне силу выдерживать дни, когда мне хотелось убежать и спрятаться от всех.
Я обязан им жизнью.
Эти люди из зоозащиты правы. Я безжалостно бракую собак и манипулирую генетикой. Мои племенные собаки должны отвечать самым жестким и высоким стандартам и проходить самые изнурительные проверки.
Я очень этим горжусь.
Благодаря этому, большинство людей, которые покупают у меня щенков, остаются очень довольны. Когда я продаю щенка, высока вероятность того, что он навсегда останется жить у этих владельцев. Есть большие шансы на то, что у него будет прекрасная жизнь. Я получаю щенков, которых люди очень любят и с которыми не хотят расставаться. Это моя работа как заводчика.
Я добился этого путем тщательного отбора. Мои щенки сегодня являют собой результат 35 лет моего упорства и настойчивости. Я использовал в разведении лишь тех собак, которые обладали чудесным характером, идеальным экстерьером, блестящим умом, исключительными природными способностями, бесподобным стилем и тем мистическим ингредиентом, который можно назвать гениальностью.
За каждым щенком, рожденным в моем питомнике, стоят шесть, восемь или даже десять поколений собак моего собственного разведения. Каждый из этих предков в высокой степени обладал чертами, которые я перечислил выше. Я растил и тренировал каждую собаку из перечисленных в нескольких поколениях родословных моих щенков, и старел вместе с ней.
Проще говоря, мои щенки сегодня гораздо лучше, чем 35 лет назад. Сегодня в моем разведении доля хороших собак значительно выше, доля собак с недостатками – значительно ниже; хороших качеств у них, в среднем, больше, и гораздо более высокий процент действительно великих собак.
Вот что значит быть заводчиком.
Подпитывает ли это мое самолюбие? Конечно. Я люблю питать свое самолюбие. А вы не любите? Если нет, значит, у вас, как у человеческого существа, очень большие личностные проблемы.
Но я скажу вам, для чего еще это нужно. Это нужно для того, чтобы собаки были счастливее. Это позволяет собакам жить более полной жизнью, жить всю жизнь в одной семье и пользоваться огромной любовью.
Это также нужно для того, чтобы собаки были здоровее. Множество поколений собак с функциональным экстерьером означает, что их потомки менее подвержены травмам, усталости и развитию артрита. Множество поколений, отбиравшихся на основе жизненной силы, выносливости и прекрасного здоровья означает, что их потомкам, как правило, нипочем экстремальные климатические и погодные условия и местность со сложным рельефом.
Мне также удалось практически полностью устранить генетические проблемы со здоровьем в моих линиях. К примеру, дисплазия тазобедренного сустава – наиболее распространенное генетическое заболевание английских сеттеров. Считается, что оно поражает около четырех процентов всех собак в породе. За последние 20 лет лишь у двух собак моего разведения были сомнительные рентгеновские снимки, причем им обоим Ортопедическое общество США (OFA) дало бы оценку «удовлетворительно». Последний из них был сделан 10 лет назад.
Да, я очень горжусь тем, что я заводчик. Мне это удалось.
Я также горжусь тем, что собаки моего разведения настолько умны, что это даже пугает; настолько преданы, что в поле они могут быть для вас самым верным напарником, и при этом они обладают исключительной независимостью, позволяющей им эффективно работать; это настолько любящие собаки, что с ними не хочется расставаться ни на секунду; настолько уверенные в себе и с такими крепкими нервами, что их ничто не выводит из равновесия; и они просто ошеломительно великолепны от кончика носа до кончика хвоста.
Они постоянно заставляют меня улыбаться. Я думаю, что и я заставляю их улыбаться.
Однако зоошизофреники утверждают, что я все это делаю ради денег. Они обвиняют меня в том, что я эксплуатирую животных ради денег.
Ну а как же. Пользуюсь каждым шансом. Я очень счастлив всегда, когда мне удается продать щеночка за холодную бездушную наличность. Я прямо-таки отлично себя чувствую.
Я каждый раз так радуюсь, потому что это значит, что кто-то ценит мою работу. Я радуюсь, потому что я заработал эти деньги, причем честным путем.
Единственное, о чем я сожалею – что не заработал больше денег на разведении. Учитывая все жертвы, на которые я пошел, и всю мою тяжелую работу, я должен был бы купаться в деньгах.
К сожалению, не купаюсь.
Последний раз, когда мне удалось что-то заработать на помете щенков, был годы назад. Обычно я теряю на них последнюю рубашку.
На каждого щенка, которого я продаю, есть еще один, которого я придерживаю, чтобы оценить, и парочка других, которых я держу два-три года, чтобы решить, стоит ли их использовать в разведении. Потом, есть еще собаки, которые выступают на соревнованиях, и это стоит огромных денег. Я уже не говорю о старых собаках, которые вышли на пенсию и живут у меня, пока не умрут от старости. Почти треть собак в моем питомнике – старички-пенсионеры, и уход за ними стоит немало.
Деньги уходят на еду для собак, различные добавки и принадлежности, ветеринарные счета, лицензии на питомник, ремонт, использование автомобиля для поездок в поля на тренировки и испытания, на рекламу, интернет, телефонные счета и четыре пары хороших сапог в год. На это нужны деньги. Много денег. Тонны денег.
Господи Боже, помоги мне продать побольше щенков!
И вообще, что плохого в том, чтобы зарабатывать деньги? Это одна из самых фундаментальных американских ценностей. Своим заработком можно гордиться, если ты зарабатываешь честно.
Даже зоошизикам надо что-то есть. Для того, чтобы набивать свой зоб овощами, им нужно зарабатывать: органические овощи стоят дорого. Большинство честных работяг не могут себе их позволить.
Я также не могу не отметить, что у большинства активистов зоозащиты в возрасте за тридцать довольно крутые машинки (например, дорогие «бумеры»), роскошные дома и очень дорогой гардероб. Я не могу не отметить, что многие руководители зоозащитных групп очень хорошо устроились – с шестизначными зарплатами, шикарными офисами и всеми наворотами.
Видимо, они хотят сказать, что им-то можно грести деньги лопатой, а вот если заводчики собак что-то зарабатывают, то они сразу становятся аморальными барыгами. В Америке нет никого, кто столько зарабатывал бы на эксплуатации собак, сколько зарабатывают руководители зоозащитных организаций. Их зарплаты зависят от наличия эксплуатируемых животных. Если у них не будет животных для эксплуатации, им придется взаправду работать!
Этот двойной стандарт несколько удивляет, вам не кажется?
Может быть, вовсе и не удивляет. Единственное, что удивительно в этом лицемерии – что столько людей не могут его распознать.
Мой следующий грех: я заставляю собак работать и зарабатывать себе на жизнь. Зоозащитники рисуют картинку, на которой я избиваю собак хлыстом до беспамятства, заставляю работать до полусмерти, делаю их несчастными и всячески уничижаю. О, угнетенные, униженные, голодающие массы! Вам эта песенка знакома.
Единственная проблема в том, что мои собаки не согласны. Они любят работать. Они обожают работу. Они несчастны лишь тогда, когда я в поле беру не их. Работа для моих собак – радость и страсть в чистом виде! Они наслаждаются каждой секундой.
А вот зоозащитные организации живут тем, что создают воображаемых жертв. Некоторые люди чувствуют себя лучше и значительнее, когда спасают каких-то жертв; и, разумеется, при этом они готовы расстаться со своими деньгами, благодаря чему руководители зоозащитных групп могут позволить себе бутерброд с семгой. Ой, я хотел сказать – со шпинатом. Как неделикатно с моей стороны. Боюсь, я вообще очень бесчувственный человек.
Вернемся к угнетенным массам легавых собак. Попробуйте провести эксперимент: возьмите статью зоозащитников и подставьте везде слово «пролетариат»
Флуд (свободная болталка)



https://www.facebook.com/ufi/reaction/profile/browser/?ft_ent_identifier=ZmVlZGJhY2s6MjU0NDY4NDE2ODg4ODQ4MA%3D%3D&av=100003580078860
 
Верх Низ